Сегодня ночью — дьявольский мороз.

Открой, хозяйка, бывшему солдату.

Пусти погреться, я совсем замерз,

Враги сожгли мою родную хату.

❉❉❉❉

Перекрестившись истинным крестом,

Ты молча мне подвинешь табуретку,

И самовар ты выставишь на стол

На чистую крахмальную салфетку.

❉❉❉❉

И калачи достанешь из печи,

С ухватом длинным управляясь ловко.

Пойдешь в чулан, забрякают ключи.

Вернешься со своей заветной поллитровкой.

❉❉❉❉

Я поиграю на твоей гармони.

Рвану твою трехрядку от души.

— Чего сидишь, как будто на иконе?

А ну, давай, пляши, пляши, пляши…

❉❉❉❉

Когда закружит мои мысли хмель,

И «День Победы» я не доиграю,

Тогда уложишь ты меня в постель,

Потом сама тихонько ляжешь с краю.

❉❉❉❉

…А через час я отвернусь к стене.

Пробормочу с ухмылкой виноватой:

— Я не солдат… зачем ты веришь мне?

Я все наврал. Цела родная хата.

❉❉❉❉

И в ней есть все — часы и пылесос.

И в ней вполне достаточно уюта.

Я обманул тебя. Я вовсе не замерз.

Да тут ходьбы всего на три минуты.

❉❉❉❉

Известна цель визита моего —

Чтоб переспать с соседкою-вдовою.

А ты ответишь: — Это ничего…

И тихо покачаешь головою.

❉❉❉❉

И вот тогда я кой-чего пойму,

И кой-о-чем серьезно пожалею.

И я тебя покрепче обниму

И буду греть тебя, пока не отогрею.

❉❉❉❉

Да, я тебя покрепче обниму

И стану сыном, мужем, сватом, братом.

❉❉❉❉

Ведь человеку трудно одному,

Когда враги сожгли родную хату.

❉❉❉❉