Всю ночь себя колесовал,  
Расстреливал и вешал.  
Я так себя разрисовал,  
Что утром сам опешил.  
Зато когда наутро встал –  
Совсем другое дело!  
Душою за ночь мягким стал,  
А тело – затвердело.  
Молчанье гордое храня,  
Я сел на одеяло.  
Бескомпромиссностью меня  
Обратно обуяло!  
И – дальше больше! – мудрость вдруг  
Во мне заговорила.  
И снова ахнули вокруг:  
– А вот и наш мудрило!  

❉❉❉❉

1979  

❉❉❉❉