Как сладок первый день среди полей отчизны,  
На берегах излучистой Усьмы!  
Опять блеснул нам луч давно минувшей жизни  
И вывел нас из долгой скорбной тьмы…  
Мы ожили! Наш взор тонул в зеленом море  
Родных полей, и рощей, и холмов.  
Там горы тянутся, тут в живописном споре  
С лазурью струй сень пышная лесов.  
Усьма то скроется в лесу, то вновь проглянет,  
Одета, как невеста, в блеск небес,  
В объятья кинется, а там опять обманет  
Склоненный к ней, в нее влюбленный лес.  
Тут как дитя шалит: то с мельницей играет  
И резвится, как белка с колесом,  
То остров срядит и, его объемля, засыпает,  
Как мысль любви, застигнутая сном;  
И сладкий сон ее сияет небесами,  
Всей прелестью осенних ясных дней,  
Пока она опять разгульными струями  
Не побежит вдоль рощей и полей.  
И может ли что быть милее и привольней  
Обзора мирного приятных этих мест,  
Где издали блестит на белой колокольне,  
Манит, как жизни цель, отрадный спасов крест?  

❉❉❉❉

Сентябрь 1837  

❉❉❉❉