Дмитревский, что я зрел! Колико я смущался, 
Когда в тебе Синав несчастный унывал! 
Я все его беды своими называл, 
Твоею страстию встревожен, восхищался, 
И купно я с тобой любил и уповал. 
Как был Ильменой ты смущен неизреченно, 
Так было и мое тем чувство огорченно. 
Ты страсти все свои во мне производил: 
Ты вел меня с собой из страха в упованье, 
Из ярости в любовь и из любви в стенанье; 
Ты к сердцу новью дороги находил. 
Твой голос, и лицо, и стан согласны были, 
Да, зрителя тронув, в нем сердце воспалить. 
Твой плач все зрители слезами заплатили, 
И, плача, все тебя старалися хвалить. 
Искусство с естеством в тебе совокупленны 
Производили в нас движения сердец. 
Ах, как тобою мы остались исступленны! 
Мы в мысли все тебе готовили венец: 
Ты тщился всех пленить, и все тобою пленны.

❉❉❉❉