Если мне объявят боги:

«Здесь ты горе будешь пить!»

Я скажу: «Вы очень строги!

Но я все ж останусь жить».

Горько ль мне — я разделяю

С милой слезы в тишине!

Что ж на небе, я не знаю,

Да и знать не нужно мне!

Мне великую науку

Дед мой доктор завещал:

«Дружбою, — он пишет, — скуку

И печаль я исцелял;

Он любви лечил несчастной

Состаревшимся вином;

Вообще же безопасно

Все лечить несчастья — сном».

❉❉❉❉