Но вечный зато предо мною свершается праздник.  
Телега скрипит, погремушками звякают мулы,  
И фыркают кони, и ослик молочный порою  
Выходит, на Рим и на горы посмотрит и громко  
На все заревет он окрестности, пробуя голос.  
Вот жницы, в венках из колосьев, сверкая серпами,  
Приходят под вечер с кувшином к фонтану.  
Работник пуговщик, воин, погонщик веселый,  
Глядишь, вкруг красавиц и вьются: веселье и шутки!  
Откуда вдруг нищий с волынкой возьмется, и смотришь,  
Долой все оружье и каску! Солдат, почерневший,  
Как бронза в степях африканских, с дородной шинкаркой,  
Пустился уж в хитрые танцы, при хохоте общем.  
Патриций порой остановится, едучи мимо,  
Глядит с колесницы, и чудно ему, что веселый,  
Что истинный Бахус и Момус — друзья мне, что даже  
Паллада разумница дева, здоровьем, красою  
Цветущая, ног у меня не боится запачкать,  
И в шутке плебейской скрывает высокую мудрость.  

❉❉❉❉