Когда я видел воплощенный гул  
И меловые крылья оживали,  
Открылось мне: я жизнь перешагнул,  
А подвиг мой еще на перевале.  

❉❉❉❉

Мне должно завещание могил,  
Зияющих как ножевая рана,  
Свести к библейской резкости белил  
И подмастерьем стать у Феофана.  

❉❉❉❉

Я по когтям узнал его: он лев,  
Он кость от кости собственной пустыни,  
И жажду я, и вижу сны, истлев  
На раскаленных углях благостыни.  

❉❉❉❉

Я шесть веков дышу его огнем  
И ревностью шести веков изранен.  
— Придешь ли, милосердный самарянин,  
Повить меня твоим прохладным льном?  

❉❉❉❉

1975-1976  

❉❉❉❉