От школьных лет мы помнить можем,  
Как возносил свой конус хмурый  
Над гордым, грузным Вавилоном  
Семиуступный зиккурат.  
Но царство было только ложем,  
Обличьем тягостным культуры, —  
Громоздким, мутным, тесным лоном  
Других, невидимых громад.  

❉❉❉❉

И миллионные усилья  
Всего народа воздвигали  
Над государством, зримым явно,  
Широкошумные слои:  
Божеств — иных, не наших, — крылья  
Там реяли и полыхали,  
Там демиург творил державно  
Благие замыслы свои.  

❉❉❉❉

И видел жрец, и чаял зодчий,  
Как лестница слоев венчалась  
Семиуступною Эанной —  
Небесным градом всех богов:  
Она, как ось, как средоточье,  
Обуздывала древний хаос,  
Маня вершиной несказанной  
У тихозвездных берегов.  

❉❉❉❉

А вниз, где первый уицраор  
Твердыню темных ратей строил,  
Ту, что вошла в рассказ к пророкам  
Под строгим шифром как Нергал, —  
Туда, медлительным потоком  
За слоем слой бесшумно роя,  
Останки душ, в мир тусклых аур  
Закон Возмездья низвергал.  

❉❉❉❉

Враждебны и непримиримы,  
Переплетенные борьбою,  
Миры смыкались общей сферой  
И плыли вместе к рубежу…  
Та совокупность четко зрима  
Очам с дозорных пиков веры;  
Метакультуры — знак глухой ей  
В пустыне слов я нахожу.  

❉❉❉❉

Была над каждым сверхнародом  
И есть до наших дней такая:  
Неповторим ни лад их строя,  
Ни смысл, ни тайна их структур;  
И видно четче с каждым годом:  
Шаданакар почти по пояс  
Весь поделен — от магм до Рая —  
Сегментами метакультур.  

❉❉❉❉

Своих Олирн, своих эдемов  
И бездн исполнена любая;  
Там до подножья Божества ты  
Взошел бы, сердце убеля;  
У каждой — свой мучитель — демон,  
И в каждой светит, не сгорая,  
Духовный город Монсальвата,  
Олимпа, Мэру иль Кремля.  

❉❉❉❉

1955  

❉❉❉❉