Песок да вода, да туман серебристый,  
Да ветер, как крылья невидимых птиц…  
Его отведут на угрюмую пристань,  
Сломают бока, но заставят идти.  
Он будет кричать…  
Тяжело и устало  
Посмотрит капрал и ударит в висок.  
Он молча обнимет колени капрала,  
Он будет кричать и царапать песок.  
А люди прикладами сломят колени  
И как ни кричи, не отпустят назад…  
А вечер уронит меловые тени  
На медные лица солдат.  
У берега будут привязаны челны,  
А море начнет рокотать и сереть.  
И старого смертника выведут к волнам,  
Привяжут к столбу и заставят смотреть.  
И мертвым безумьем охвачен за ворот,  
Он радостно крикнет, сходящий с ума…  
А там, вдалеке, где за тучами город,  
Вечерним окном промаячит тюрьма…  
Вода и песок. А на нем — полурота,  
Вода и песок. А на нем — якоря.  
Покончат. Немного дрожащие руки  
Сожмет офицер. Будет рокот и звон…  
Он вынет платок. Он закурит от скуки  
И вытрет испачканный кровью погон.  
Уйдут… Отзвучав о туман серебристый,  
Их мерная поступь умрет вдалеке.  
На взморье ударятся волны о пристань,  
Стирая песок и следы  
На песке.  

❉❉❉❉

1926  

❉❉❉❉