Когда надменный герцог или граф 
Вернется в землю, славы не стяжав, 
Зовут ваятеля с его резцом 
И ставят памятник над мертвецом. 
Конечно, надпись будет говорить 
Не кем он был, — кем только мог бы быть. 
А этот бедный пес, вернейший друг, 
Усерднейший из всех усердных слуг, — 
Он как умел хозяину служил, 
Он только для него дышал и жил, — 
И что ж? Забыты преданность и труд, 
И даже душу в нем не признают: 
Его кумир, всесильный господин, 
На небесах желает быть один. 
О человек, слепой жилец времен! 
Ты рабством или властью развращен, 
Кто знал тебя, гнушается тобой, 
Презренный прах с презренною судьбой! 
Любовь твоя — разврат, а дружба — ложь, 
Ты словом и улыбкой предаешь! 
Твоя порода чванна и горда, 
Но за нее краснеешь от стыда. 
Ступай к богатым склепам — и не стой 
Над этой урной, скромной и простой. 
Она останки друга сторожит. 
Один был друг — и тот в земле лежит.

❉❉❉❉