Я прежде склонен был во всем себя винить, 
А ныне был бы рад своей былой неволе 
И этой сладостной и этой горькой боли, 
Которую сумел потайно сохранить.

❉❉❉❉

О Парки злобные! Вы оборвали нить 
Единственной судьбы, столь милой мне в юдоли, 
У золотой стрелы вы древко раскололи, 
А я для острия был счастлив грудь открыть.

❉❉❉❉

Когда она жила, мой дух отверг свободу, 
И радости, и жизнь, и сладостный покой, 
Все это обрело и смысл и образ новый.

❉❉❉❉

Напевам, сложенным кому-нибудь в угоду, 
Я стоны предпочел во имя той, одной, 
И гибельный удар, и вечные оковы.

❉❉❉❉