Жизнь к развязке печально идет,  
Сердце счастья и радостей просит,  
А годов невозвратный полет  
И последнюю радость уносит.  
Охладела горячая кровь,  
Беззаботная удаль пропала,  
И не прежний разгул, не любовь —  
В душу горькая дума запала.  
Всё погибло под холодом лет,  
Что когда-то отрадою было,  
И надежды на счастие нет,  
И в природе всё стало уныло:  
Лес, нахмурясь, как слабый старик,  
Погруженный в тяжелую думу,  
Головою кудрявой поник,  
Будто тужит о чем-то угрюмо;  
Ветер с тучею, с синей волной  
Речь сердитую часто заводит;  
Бледный месяц над сонной рекой,  
Одинокий, задумчиво бродит…  
В годы прежние мир был иной:  
Как невеста, земля убиралась,  
Что камыш, хлеб стоял золотой,  
Степь зеленым ковром расстилалась,  
Лес приветно под тень свою звал,  
Ветер весело пел в чистом поле,  
По ночам ярко месяц сиял,  
Реки шумно катилися в море.  
И, как пир, жизнь привольная шла,  
Душа воли, простора просила,  
Под грозою отвага была,  
И не знала усталости сила.  
А теперь, тяжкой грустью убит,  
Как живая развалина ходишь,  
И душа поневоле скорбит,  
И слезу поневоле уронишь.  
И подумаешь молча порой:  
Нет, старик, не бывалые годы!  
Меж людьми ты теперь уж чужой,  
Лишний гость меж гостями природы.  

❉❉❉❉

1849  

❉❉❉❉