Есть сторона, где всё благоухает;  
Где ночь, как день безоблачный, сияет  
Над зыбью вод и моря вечный шум  
Таинственно оковывает ум;  
Где в сумраке садов уединенных,  
Сияющей луной осеребренных,  
Подъемлется алмазною дугой  
Фонтанный дождь над сочною травой;  
Где статуи безмолвствуют угрюмо,  
Объятые невыразимой думой;  
Где говорят так много о былом  
Развалины, покрытые плющом;  
Где на коврах долины живописной  
Ложится тень от рощи кипарисной;  
Где всё быстрей и зреет и цветет;  
Где жизни пир беспечнее идет.  

❉❉❉❉

Но мне милей роскошной жизни Юга  
Седой зимы полуночная вьюга,  
Мороз и ветр, и грозный шум лесов,  
Дремучий бор по скату берегов,  
Простор степей и небо над степями  
С громадой туч и яркими звездами.  
Глядишь кругом — всё сердцу говорит:  
И деревень однообразный вид,  
И городов обширные картины,  
И снежные безлюдные равнины,  
И удали размашистый разгул,  
И русский дух, и русской песни гул,  
То глубоко беспечной, то унылой,  
Проникнутой невыразимой силой…  
Глядишь вокруг — и на душе легко,  
И зреет мысль так вольно, широко,  
И сладко песнь в честь родины поется,  
И кровь кипит, и сердце гордо бьется,  
И с радостью внимаешь звуку слов:  
«Я Руси сын! здесь край моих отцов!»  

❉❉❉❉

1851  

❉❉❉❉