Твой голос поймал я в Смоленске,  
Но мне, как всегда, не везло —  
Из тысячи слов твоих женских  
Услышал я только: алло!  
Рвалась телефонная нитка  
На слове три раза подряд,  
Оглохшая телефонистка  
Устало сказала: «Бомбят».  
А дальше летели недели,  
И так получилось само —  
Когда мы под Оршей сидели,  
Тебе сочинил я письмо.  
В нем много написано было,  
Теперь и не вспомнишь всего.  
Ты б, верно, меня полюбила,  
Когда б получила его.  
В ночи под глухим Могилевом —  
Уж так получилось само,  
Иначе не мог я — ну, словом,  
Пришлось разорвать мне письмо.  
Всего, что пережито было  
В ту ночь, ты и знать не могла.  
А верно б, меня полюбила,  
Когда бы там рядом была.  
Но рядом тебя не случилось,  
И порвано было письмо,  
И все, что могло быть, — забылось,  
Уж так получилось само.  
Нарочно писать ведь не будешь,  
Раз горький затеялся спор;  
Меня до сих пор ты не любишь,  
А я не пишу до сих нор.  

❉❉❉❉

1942  

❉❉❉❉