Расцвела чудовищная лилия, —  
Так приметна, что почти груба.  
Серебристым рогом изобилия  
Вывернулась изнутри себя,  

❉❉❉❉

Чтобы все накопленное вытряхнуть,  
Все росинки ночи и зари,  
И тычинками на волю вытолкнуть  
Аромат, свернувшийся внутри.  

❉❉❉❉

Лилия — я всю ее прослушала —  
Больше, чем я знаю, глубока!  
Точно звуки из рожка пастушьего,  
Тянутся тычинки из цветка.  

❉❉❉❉

Желтыми пушистыми указками  
В русло направляют аромат.  
А иначе — в день глухой и пасмурный  
Он бы шел без русла, наугад:  

❉❉❉❉

Уходил бы от немногих любящих,  
Приходил туда, куда не ждут,  
Нежный как душа, ходил бы в рубище,  
Плача, ел бы камень, пил мазут.  

❉❉❉❉

И наверно, это только чудится,  
Что ничей он, что он сам собой:  
Он и перед смертью не заблудится,  
А вернется в лилию, домой.  

❉❉❉❉