Ты снова, комнатка моя,  
Плывешь сквозь захмелевший вечер.  
И снова шорохи таят  
Надежду о далекой встрече…  
О, как намного выше нас  
Надежды наши и мечтанья!  
И так приходит тишина,  
Огромная до пониманья.  
И как я ей безумно рад  
И глубину ее приемлю,  
Они прекрасней во сто крат —  
Глаза, увидевшие землю!  
И комната моя плывет  
Сквозь захмелевший далью вечер,  
Сквозь голубой февральский лед  
До дорогой далекой встречи.  

❉❉❉❉

18—19 февраля 1936  

❉❉❉❉