Степь, растрескавшаяся от жара,  
не успевшая расцвести…  
Снова станция Баладжары,  
перепутанные пути.  
Бродят степью седые козы,  
в небе медленных туч гурты…  
Запыхавшиеся паровозы  
под струю подставляют рты.  
Между шпалами лужи нефти  
с отраженьями облаков…  
Нам опять разминуться негде  
с горьким ветром солончаков.  
Лязг железа, одышка пара,  
гор лысеющие горбы…  
Снова станция Баладжары  
на дороге моей судьбы.  
Жизнь чужая, чужие лица…  
Я на станции не сойду.  
Улыбается проводница:  
— Поглядите, мой дом в саду!-  
В двух шагах низкорослый домик,  
в стеклах красный, как медь, закат,  
пропыленный насквозь тутовник…  
(А она говорила — сад.)  
Но унылое это место,  
где ни кустика нет вокруг,  
я глазами чужого детства  
в этот миг увидала вдруг,  
взглядом девушки полюбившей,  
сердцем женщины пожилой…  
И тутовник над плоской крышей  
ожил, как от воды живой.  

❉❉❉❉