…стоит напомнить об обезьяне графа

Зубова, о кофейнике князя Кутузова

и проч. и проч.

❉❉❉❉

Пушкин. О русской истории ХVIII века

❉❉❉❉

Вздыхают, ахают: «Ах, высший свет!» —

я в споры не вступаю,

я забываюсь, как бы засыпаю

и слышу визг и смех

откуда-то издалека.

Cмех — человеческий, а визг — зверька.

Да, именно зверек — важнейшая персона

в истории. Конечно, не во всей,

а в этой вот, в моей.

❉❉❉❉

Во время оно

у Зубова Платона,

который прихотью царицыного лона

стал первым из людей,

вокруг стоявших трона,

и, стало быть, вершил дела,

была

любимица: малютка-обезьяна.

Из-за какого моря-окияна

она

была привезена,

дознаться я не смог.

Но суть совсем не в том.

А в чем?

До сути тоже, может быть, дойдем,

но дайте срок.

Вельможи,

которые к Платону были вхожи

и лезли вон из кожи

и милостей его искали как могли,

пред гостьей из чужой земли

заискивать пытались тоже.

А способ был:

зверек любил,

больше чем всякие плоды и мармелады,

вкус пудры и помады,

а напомаженный, напудренный тупей

(прическа модников тех дней)

был для него всего вкусней.

Малютка, Зубова всегдашняя забава,

резвилась: прыгнет влево, вправо,

на люстру, на карниз, то вверх, то вниз,

и вдруг, издав веселый визг,

вцеплялась в волосы какого-то счастливца —

и треплет всласть,

а тот стоит, боясь пошевелиться,

и ждет, почтительно склонясь:

быть может, милостиво рассмеется князь.

❉❉❉❉

Дмитрий Борисович Мертваго,

увидев обезьяну, счел за благо

дать задний ход,

махнув рукою на предмет хлопот,

тянувшихся почти уж год,

и уклонился от подобной чести.

Но — удивительное дело! — нет известий,

что кто-либо хоть раз хоть как-то возроптал.

По крайней мере, я такого не читал.

А все ведь были знатные дворяне.

И так прислуживаться — обезьяне!

❉❉❉❉

И над толпой холопствующей дряни

смех всемогущего временщика,

смешавшись с визгом малого зверька, взлетал

и так летит через века.

❉❉❉❉