От счастия влюбленному не спится; 
стучат часы, купцу седому снится 
в червонном небе вычерченный кран, 
спускающийся медленно над трюмом; 
мерещится изгнанникам угрюмым 
в цвет юности окрашенный туман. 
 
В волненье повседневности прекрасной, 
где б ни был я, одним я обуян, 
одно зовет и мучит ежечасно: 
 
на освещенном острове стола 
граненый мрак чернильницы открытой, 
и белый лист, и лампы свет, забытый 
под куполом зеленого стекла. 
 
И поперек листа полупустого 
мое перо, как черная стрела, 
и недописанное слово. 
 
1928, Берлин