Последний век идёт из века в век.  
Всё прах и гул, как и во время оно.  
— Не может быть! — воскликнул человек,  
Найдя зерно в гробнице фараона.  

❉❉❉❉

Он взял зерно — и сон зерна пред ним  
Во всю земную глубину распался.  
Прошли тысячелетия, как дым:  
Египет, Рим, и все иные царства.  

❉❉❉❉

В каком-то поколенье хлебороб,  
А по занятью осквернитель праха,  
Он в чистом поле зёрнышко погрёб,  
Хотя и не без трепета и страха.  

❉❉❉❉

Зерно погибло — вырос хлеб вины.  
Шумит в ушах бессонница-пшеница.  
Но этот мир лишился глубины,  
И никому уже он не приснится.  

❉❉❉❉

1996  

❉❉❉❉